Меня зовут упаковщик номер шесть!

Меня зовут упаковщик номер шесть!

До того, как в 1992 году моим главным врагом стал Вильям Бишоп из «Одиссеи капитана Блада», больше всех людей на земле я ненавидел упаковщика номер шесть «Винницкого завода продтоваров».

Связано это было со следующей ужасно неприятной историей. Большую часть жизни и все детство я прожил на севере в городе Сургуте, и лучшим новогодним подарком для меня была коробка конфет «Птичье молоко», привезенная с Украины кем-нибудь из родственников, друзей или знакомых. Не помню точно какой год мы встречали, но это было в большой компании родни, и Дед Мороз подарил мне и моему двоюродному брату по коробке «Птичьего молока». Я до сих пор помню эти коробки. В каждой по 16 конфет – часть с шоколадной начинкой, часть — молочной. В каждой, но не в той, которую мне подарили. В ней было 13 конфет! Злобный упаковщик номер шесть не доложил мне три конфеты, и в качестве издевательства оставил маленькую бумажку «упаковщик №6», по которой я узнал, в чьем животе оказалась часть моего новогоднего подарка. Самое обидное заключалось в том, что у брата была «полноценная» шестнадцати-конфетная коробка. И конечно же, упаковал ее не номер шесть, а четыре!

Время прошло, и теперь больше сладкого «Птичьего молока» я люблю сухой Рислинг, но до сих пор c недоверием отношусь к тому, когда заказ мне везет не курьер-человек, а курьер-цифра, или, когда мне отвечает по телефону оператор с номером вместо имени – как я должен к нему обращаться? Уважаемый оператор 10250, пожалуйста, подтвердите статус моей заявки?

Если вы занимаетесь бизнесом, а не криминалом, то не стоит запрещать использовать сотрудникам имена.
Человеку нужен человек, а не функция.